Карикатуры Великой Отечественной войны

Карикатуры Великой Отечественной войны

Карикатура в годы Великой Отечественной войны

Ранним утром 22 июня 1941 года фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз.

Вооруженная до зубов гитлеровская армия, несмотря на мужественное сопротивление советских войск, продвигалась вперед. Смертельная опасность нависла над нашей Родиной.

От каждого советского гражданина, на каком бы посту он ни находился: в траншее переднего края или у доменной печи, за штурвалом боевого самолета или за рулем трактора, - требовалась беспредельная самоотверженность, честное служение Родине.

«Все для фронта, все для победы!» - эти слова стали девизом жизни и работы советских людей. По призыву партии весь народ поднялся на борьбу с врагом. Советские художники также почувствовали себя мобилизованными и призванными своим искусством служить народу, помогать ему в смертельной схватке с врагом.

Первыми, кто откликнулся на военные события, были художники-плакатисты и карикатуристы.

В первые недели войны раздавались голоса против всяких смешных, карикатурных изображений врага. Это-де легкомысленно, вредно, демобилизует. Военная обстановка требует совсем другого подхода: уместны только гневные, суровые плакатные образы, показывающие зверства захватчиков, призывающие к отпору, к мести, к уничтожению фашистов. А смеяться нечего.

Но советская сатира не пошла по этому пути. Ведь не смеется над врагом только тот, кто его боится. А Гитлеру не удалось запугать советский народ. Само собой разумеется, что гневные, патетические, призывные плакаты были в ту пору необходимы и играли огромную агитационную роль, но из этого совершенно не следовало, что надо было отменить смех.

Известно, что когда в 1919 году белогвардейские войска Юденича, наступавшие на Петроград, пустили в ход присланные им англичанами танки, то некоторые молодые, еще не обстрелянные красноармейцы, впервые увидев эти непонятные, страшные машины, дрогнули. Советское командование решило принять срочные меры против «танкобоязни». Одной из таких действенных мер оказался смех. По специальному заданию поэт Демьян Бедный за несколько часов написал веселые частушки «Танька-Ванька». Припевом были такие слова: «Как пальнет по Таньке Ванька -- Танька, глядь, колеса врозь!».

И в 1943 году, когда были впервые двинуты на наши позиции в знаменитом сражении на Курской дуге германские танки марки «тигр», газеты «Правда» и «Красная звезда» в один день напечатали карикатуры, высмеивавшие расчеты гитлеровцев запугать наших бойцов этими «тиграми». Некоторое время художники изображали Гитлера не иначе, как верхом на битом тигре или в рваной тигровой шкуре с полуоторванным хвостом. Это осмеяние даже сильного противника вызывало у солдат чувство морального превосходства, ослабляло и даже уничтожало страх перед стальным чудовищем. Размышляя о роли смешного, когда дело идет о судьбах мира, роли комического, когда происходит трагедия, я считаю наиболее ценным в этом вопросе мнение тех, кто, как мне кажется, более других вправе судить о том, нужна или не нужна смешная сатира в обстановке битвы не на жизнь, а на смерть. Этих, наиболее авторитётных критиков не пришлось специально опрашивать -- они сами, по собственной инициативе и охотно, прислали отзывы о работе советских карикатуристов.

Эти драгоценные отзывы написаны одни наспех, карандашом, быстрым трудноразборчивым почерком, другие -- старательно, чернилами, ровными красивыми строчками. Они написаны и на измятых страничках из школьных тетрадей, и на обороте каких-то старых бланков, и на роскошной трофейной бумаге с тиснеными вензелями. Но обратный адрес у всех один -- «Полевая почта, номер такой-то».

Где теперь воины, писавшие в редакцию отзывы о работе советских карикатуристов? Как сложились их судьбы? Кто из них увидел великий день Победы, а кто не дожил до торжества правого дела? Куда привели их дороги войны?

Но пусть мысли и чувства, высказанные читателями-фронтовиками в те суровые и славные годы, прозвучат сегодня, пусть оживут для нового поколения, как еще одно свидетельство силы духа советских солдат, бивших фашистов не только оружием, но и спокойным жизнеутверждающим оптимизмом, умением видеть в свирепом облике врага смешное и презренное.

Так в годы Великой Отечественной войны советская карикатура сделала все, что могла, чтобы с честью оправдать высокое звание боевого оружия. Она вела сатирический огонь по врагу со страниц центральной и фронтовой печати, резала агитационными плакатами, «Окнами ТАСС», поднималась красочными плакатами на перекрестках военных дорог, рассыпалась летучим дождем листовок. Шагая в боевых подразделениях, она вместе с воинами отступала почти до Москвы, наступала от берегов Волги, пришла в Берлин и, несколько позже, в Нюрнбёрг, где были вынесены приговоры главарям гитлеровского рейха. Присутствие советских карикатуристов на историческом Нюрнбергском процессе явилось как бы последней, наполненной большим символическим смыслом страницей их военно-патриотической деятельности в годы Великой Отечественной войны. Почетная миссия -- быть представителями всех художников-бойцов, карикатуристов больших и малых, центральных, фронтовых, армейских и дивизионных газет, быть посланцами всей советской боевой изобразительной публицистики -- выпала на долю небольшой бригады, которую составили Кукрыниксы и Б. Ефимов. И мы своими глазами увидели то, что на протяжении всех дней великой борьбы нашего народа с захватчиками советские карикатуристы не раз с глубокой верой изображали в рисунках и плакатах, -- мы увидели, наконец, кровавых гитлеровских преступников на скамье подсудимых перед грозным судом народов.

Геринг, Розенберг, Риббентроп, Кейтель и другие фашистские изверги, которых художники сотни раз рисовали, так сказать, заочно, предстали перед ними там, в Нюрнберге, воочию в роли натурщиков поневоле. Вот они с блокнотами и карандашами стоят у барьера, отделявшего скамью подсудимых от зала. Первым с краю в полутора метрах от них сидит Геринг. Невольно приходит сравнение: так в террариуме зоопарка близко рассматривают отвратительного, шевелящего своими кольцами жирного удава, которого, кстати, очень напоминал Геринга холодными злыми глазками, огромным беззубым ртом, скользящими движениями тяжелого тела. Сначала Геринг делает вид, что не обращает ни на кого внимания. Потом это пристальное разглядывание советских художников начинает его раздражать, и он нервно отворачивается, метнув исподлобья свирепый взгляд в нашу сторону… Но мы продолжаем работу -- не ради любопытства. Нет! Мы, художники, должны запечатлеть для истории каждый момент справедливого суда народов над теми, кто хотел уничтожить цивилизацию, мир и счастье на земле. Мы должны с помощью искусства карикатуры раскрыть людям звериную сущность этих «правителей», показать их ничтожество, подвергнув осмеянию идеи мирового господства, которые они вынашивали.

Наступили дни мирной жизни…

Плакаты в годы ВОВ

Первыми, кто откликнулся на военные события, были художники-плакатисты. Во второй день войны уже появился плакат Кукрыниксов «Беспощадно разгромим и уничтожим врага!».

В первые же дни Отечественной войны были созданы «Окна ТАСС». В них сотрудничали поэты Бедный, Маршак, Лебедев-Кумач, Кирсанов, художники Ефимов, Кукрыннксы, Горяев, Черемных. Плакаты «Окон ТАСС» знала вся страна; толпы москвиче собирались у витрин, ожидая нового выпуска. Размноженные в уменьшенном формате, они доставлялись на фронт. Самолеты в виде листовок разбрасывали их над оккупированным городами и селами, внушая людям веру в нашу победу.

Среди первых плакатов Отечественной войны следует отметить плакат художника И. Тоидзе «Родина-мать зовет».

Немолодая женщина с суровым лицом держит в протянутой вперед правой руке текст военной присяги, левая рука призывно поднята верх. Незабываемо ее лицо с крепко сжатыми губами, с горящими, в упор обращенными к зрителю глазами. Слегка разметавшиеся с проседью волосы, сдвинутые к переносице нахмуренные брови, развеваемый ветром платок создают настроение тревоги и очень четко определяют главную мысль плаката -- Родина-мать зовет своих сыновей исполнить долг -- защитить Отечество.

Тяжелы были первые месяцы войны. Враг теснил нашу армию, захватил Белоруссию, Украину, Прибалтику, кольцом блокады окружил Ленинград, подбирался к окрестностям Москвы. На занятой территории гитлеровцы истребляли советских людей, жгли деревни, насильно увозили молодежь на немецкую каторгу.

С плаката художника Шмаринова «Отомсти» смотрит на зрителя женщина. На фоне дымного пожарища стоит она, неподвижная и страшная в своем горе. На ее опущенных руках -- тело зверски убитой девочки. В широко раскрытых, наполненных слезами глазах матери не только страдание, но и требование -- отомсти!

Необычайно широкое распространение в годы войны получил плакат художника В. Корецкого «Воин Красной Армии, спаси!». Многократно повторенный на фанерных щитах у фронтовых дорог, на стенах домов, на почтовых открытках этот плакат стал символом и клятвой, будил в сердцах бойцов горячее стремление разгромить врага, спасти жен и детей от мук и страданий.

...Женщина держит на руках прильнувшего к ней мальчика. Из-под белого платка выбились волосы, ненавистью и болью сведены брови, страдальчески опущены уголки губ. Ребенок в страхе крепко прижался к матери. Слева наискосок к центру, прямо в сердце матери направлен штык гитлеровского солдата. Ни одной лишней детали. Даже кулачок ребенка упрятан под платок. Фигуры матери и сына даны в погрудном изображении, как бы выплывающими из тьмы в неверном колеблющемся свете пожарища. Обагренный кровью безжалостный фашистский штык и молодая мать, готовая своим телом прикрыть сына, производили неизгладимое впечатление. Не случайно художник Корецкий получал от незнакомых ему фронтовиков сотни взволнованных писем, в которых солдаты клялись изгнать врага из советской земли, освободить свой народ из фашистской неволи.

Корецкий в этой работе мастерски использовал возможности фотографии с тем, чтобы придать изображению характер подлинной достоверности. Ему удалось избежать натурализма, излишней детализации, свойственной многим фотомонтажам. Лаконичность, строгость в отборе выразительных средств, суровое черно-красное цветовое решение, огромная сила эмоционального воздействия сделали этот плакат значительным произведением советского изобразительного искусства, не имеющим себе равных среди плакатов военного времени.

После неудач и поражений первого года войны наша страна познала и радость побед. Изменилась тематика советского военного плаката. Больше стало в нем светлых и радостных настроений, вызванных предчувствием близкой победы, все чаще звучал призыв не только освободить советскую землю от врага, но и принести свободу народам. Европы. Участникам войны хорошо памятен плакат художника В. Иванова «Пьем воду родного Днепра».

Последние плакаты Отечественной войны посвящены победоносным завершающим сражениям. Они прославляют героический подвиг советского народа, ценой великих жертв, спасшего человечество от фашистского рабства.

Советские художники-плакатисты выполнили в годы войны свой патриотический долг, создав замечательную по своим художественным и идейным достоинствам летопись борьбы и побед, которая никогда не забудется нашим народом.

Карикатуры Великой Отечественной войны

Карикатуры Великой Отечественной войны

Карикатуры Великой Отечественной войны

Карикатуры Великой Отечественной войны

Карикатуры Великой Отечественной войны

Карикатуры Великой Отечественной войны

Карикатуры Великой Отечественной войны

Карикатуры Великой Отечественной войны

Карикатуры Великой Отечественной войны

Карикатуры Великой Отечественной войны

Карикатуры Великой Отечественной войны

Карикатуры Великой Отечественной войны

Карикатуры Великой Отечественной войны

Карикатуры Великой Отечественной войны

Карикатуры Великой Отечественной войны

Карикатуры Великой Отечественной войны

Карикатуры Великой Отечественной войны

Комментарии 1

↑ Наверх