Интервью Анатолия Исаева для Fanat1k.ru

Интервью Анатолия Исаева для Fanat1k.ru

Совсем недавно появилась замечательная возможность пообщаться с прославленным спартаковским ветераном, чемпионом Олимпийских игр 1956 года в Мельбурне, четырехкратным чемпионом СССР и обладателем Кубка Союза Анатолием Исаевым. Мы решили опубликовать материал в виде рассказа Анатолия Константиновича о разных этапах его жизни.

Анатлий Исаев:
- Прежде всего, хочу сказать, что я не Рейнгольд и не Ловчев с Бубновым. Я отношусь к «Спартаку» с любовью. Когда я закончил выступать за московский «Спартак», я перешел в ярославский Шинник и сделал все, чтобы «Спартак» приехал в Ярославль сыграть на Кубок с местной командой.
Для города это был праздник, несмотря на то, что стадион вмещал всего лишь чуть больше двадцати тысяч. Однако я отказывался играть против «Спартака». Я говорю главному тренеру «Шинника» А.М.Акимову: «Анатолий Михайлович, я десять лет играл в «Спартаке», как я могу выйти против «Спартака»?» В результате меня все равно поставили в состав, а «Спартак» выиграл 3-0. Несмотря на это, я был счастлив.

(Карьера в «Спартаке»)

Я уже служил в армии. Среди нас, спортсменов, кто служил в армии, составили сборную Москвы. Мы играли на небольшом стадиончике в Тушино. Сборная Москвы юношей, где играл я, играла с командой мастеров, а я играл центрального нападающего. Мы проиграли 5:0. Несмотря на это, меня взяли на карандаш. Мне сказали, что если будет организовываться команда ВВС, меня туда позовут. Через какое-то время приходит повестка – явиться в штаб ВВС, который находился там, где нынче стоит ЛДС цска. На следующий день я взял документы и явился в штаб. Меня там уже ждали и вместе с другими ребятами увезли на тренировочную базу в Подольск. Первую игру мы выиграли 4:2 и я, хоть и не забил ни одного гола, понравился нашему тренеру. После этого я получил некоторые привилегии: мог не ложиться спать поздно, ехал в баню на автобусе, хотя все шли пешком… Вообще, наш взвод был спортивный: были и боксеры, и легкоатлеты, и велосипедисты. Я учился в этой спортивной дивизии на стрелка-радиста.
И вот внезапно телеграмма: «Командировать Исаева на 44 дня на сборы команды мастеров ВВС в Сочи». И вот я туда поехал. Молодежи, как оказалось, было на просмотре много. Мы, вместе с Бубукиным ждали своей участи. Получилось так, что нас взяли в команду мастеров и даже присвоили звание сержанта. В первый год я сыграл 6 игра за основной состав. Первый матч за ВВС я сыграл против киевского «Динамо». Мы проигрывали 2:1, а я сидел на скамейке. И тут слышу, тренер мне говорит: «Переодевайся, выходи». Как я услышал эти слова, то настолько разволновался, что не мог зашнуровать долгое время бутсы. Когда я выскочил на поле, сначала не мог понять, что происходит. Но потом собрался, отдал пас Боброву, он мне обратно в одно касание, и я забил гол. Сколько радости было! Первая игра – и сразу же забитый мяч. После этого я стал регулярно попадать в состав.
В 1952 году прошла олимпиада, и наши ее проваливают. Партия разгоняет команду цска, из которой в основном и состояла сборная СССР. Игроки из цска переходят к нам в ВВС. Я думаю, как в состав пробиться, ведь в команду пришли мастера. Проходит время, и разгоняют команду ВВС. Нас направляют в военную команду «Калинин», которая базировалась в Лефортово. Через месяц разогнали и эту команду. Однако мне повезло. В 1953 году к нам приехали люди из «Спартака». Меня вызывали втихаря за дом, где я жил. Там меня встретил главный тренер «Спартака» Василий Николаевич Соколов и говорит: «Сейчас вас повезут в комитет и будут предлагать продолжить карьеру в Торпедо или в Спартаке». Я говорю: «Конечно, Спартак!». В комитете я, разумеется, не отказался от своего выбора и сразу же сказал «Спартак». Я тут же демобилизовался и начал карьеру в составе красно-белых.
Первая моя игра была в Харькове за дубль. Мы выиграли 4:1. Я не помню, забил я гол или нет. В то время невозможно было представить, что я попаду в «Спартак». Разница между ВВС и Спартаком была существенная. В ВВС была, можно сказать, дедовщина, нужно было ждать, пока основной состав сядет в автобус и только после этого разрешалось заходить и нам. В «Спартаке» была демократия: можно было садиться хоть с тренером, хоть с водителем. Я не помню момента, чтобы я долго приобщался к команде. Я сразу же подружился с коллективом, а атмосфера была самая что ни есть дружелюбная.
В 1953 году я сыграл четыре матча, но медали не заработал, так как в то время нужно было провести не менее пятидесяти процентов игр, чтобы получить медаль. Но я был очень рад, что удалось хотя бы провести несколько игр за такую великую команду.
В 1950-х годах мы играли на стадионе «Динамо», который вмещали чуть больше сорока тысяч. Трибуны всегда были полные, даже на играх с аутсайдерами чемпионата.
Но вот с каждым сезоном я стал все больше появляться в стартовом составе команды: проводил уже больше двадцати игр за год. Забивать я тоже стал. Если в 1954 году мне удалось поразить ворота соперника всего шесть раз, то уже через два года на моем счету было 14 мячей.
В «Спартаке» мы были настоящим коллективом. Каждый ощущал поддержку со стороны партнеров. После каждой игры мы ходили в ресторан, закрывались в отдельной комнате и разбирали наши ошибки. Велика в этом и заслуга нашего капитана – Игоря Нетто, который своим примером не мог не заставлять нас бегать быстрее и бить точнее.
Но 1957 год стал для меня роковым. В матче с киевским «Динамо» я получил тяжелейшую травму и был вынужден пропустить долгое время. Я считаю, что именно эта травма стала причиной спада моей карьеры. С каждым годом моя правая нога все больше отказывалась подчиняться мне. Я терял скорость, удар. В результате меня перестали вызывать в сборную, а в 1962 году случилось самое страшное – я ушел из «Спартака».
Но в конце 1960-х мне суждено было вернуться в стан красно-белых уже в качестве тренера. Сначала я трудился в ДЮСШ «Спартак», а с 1967 года стал вторым тренером команды.

(Самая памятная игра)

Самая моя памятная игра была против «Фиорентины» в 1957 году, где я забил гол. Мы не играли в еврокубках, поскольку государство не допускало нас участвовать в подобных соревнованиях: боялось, что мы проиграем. Вот и приходилось нам играть с иностранными командами только в товарищеских матчах. Мы обыграли тогда чемпиона Италии – «Фиорентину» со счетом 4:1.

(О сборной)

Нас не хотели пускать и на Олимпиаду. В 1956 году наша сборная проиграла Франции 2:1 и, когда мы вернулись в СССР, возникли сомнения: пускать нас на Олимпиаду или нет. Но мы клялись министру спорта, что выиграем, хотя знали, что будет трудно, ведь сборная Венгрии тогда была очень сильной, и обыграть ее было практически нереально. Но в 1956 году в Венгрии начались политически конфликты, вследствие чего большинство игроков разбежалось по миру, и у нас появился шанс. Мы выиграли!

(О сегодняшнем «Спартаке»)


Очень надеюсь, что я доживу до того момента, когда наш «Спартак» снова станет чемпионом. К сожалению, в сегодняшней команде все заточено на легионерах, но я считаю, что костяк команды должны составлять русские игроки. Только русский футболист может понять, за какую великую команду он играет, а легионер рано или поздно все равно уйдет из «Спартака». Поэтому я очень надеюсь, что Паша Яковлев, Сергей Брызгалов, браться Комбаровы, Сергей Песьяков, Артем Дзюба, Денис Глушаков через пару лет составят костяк команды, и игра будет строиться вокруг них. Да, легионер может быть высококлассным футболистом, но, когда у команды не идет игра, он не способен взять на себя игру и повести за собой команду. Иногда такие качества проявляются у Эйдена Макгиди, однако все зависит от того, в каком настроении находится ирландец.
Я верю в Валерия Карпина. Мне будет гораздо приятнее, если именно он, спартаковец, выиграет чемпионат России, нежели это сделает другой иностранный специалист.
Не могу не сказать о последних изменениях, которые произошли в клубе. Мне не нравится новая эмблема «Спартака». Да, появились четыре звезды, которые представляют собой великую историю клуба, но, почему то, не убрался мяч. Мы выигрывали чемпионаты под другим ромбиком. Также отрицательно отношусь к черной форме. Нельзя менять наши исконные красно-белые цвета. В черной форме мы играли лишь когда соперник выступал в красно-белом – у нас не было выхода. Сейчас же черный цвет стал нашим основным – так нельзя.

(О фильме про Льва Яшина) (подробнее о фильме)

Я очень хорошо знаю продюсера фильма, чей сценарист дозвонился до Путина. И фильм был о всех нас, про Спартаковцев, Динамовцев, про сборную. Ребята в течении 10-и лет собирали информацию и мы помогали как могли. При этом все мы были на контрактах и получали за нашу помощь вознаграждение. Среди помогавших работать над фильмом спартаковцы: Я, Паршин, Крутиков, Ильин, Маслаченко, Симонян; динамовцы: Владимир Кесарев, Юрий Кузнецов, Валерий Урин, игроки сборной Валентин Бубукин, Валентин Иванов, Виктор Понедельник, и я кажется перечислил далеко не всех. Получился замечательный сценарий с настоящей историей наших побед в 50-х-60-х годах. Но как я понимаю после слов Путина, появились другие люди пытающиеся получить госзаказ и нашему проекту зеленый свет не дают.

Интервью продюсера фильма:

Комментарии 0

↑ Наверх